Последние комментарии

  • Марина Сеничева
    Cпасибо! Буду ждать продолжения.Лечи меня по-французски
  • Сергей Калашников
    В СССР все это называлось научной организацией труда.Целые институты работали!Кун-фу для рабочего места
  • Сергей Калашников
    Здравствуйте! Спасибо за ваши материалы- легко,интересно и очень нужно. Особенно молодежи и нам,педагогам. Пытался не...Как инспектор верхолаза защитил

Чтобы помнили (Часть 2)

Коллеги и сподвижники

Ближайшие сотрудники Николая Дмитриевича – В.С. Садиков, Н.И. Гаврилов и С.С. Степанов, не без страха за жизнь своего учителя наблюдали за происходившим через стекло.

А когда он вышел из помещения целым и невредимым, они сами повторили его опыт. Это была первая и самая главная победа над газовой смертью и одновременно начало тернистого пути за техническое оформление и конечную реализацию идеи.

Альтернативой противогазу Зелинского шел противогаз принца Ольденбургского, начальника санитарной и эвакуационной части русской армии. И хотя он также был эффективен, все же имел существенный недостаток: адсорбирующий элемент – неактивированный уголь с натронной известью – при дыхании окаменевал, и противогаз выходил из строя.

Нельзя забывать и о второй части названия противогаза – Зелинский-Куммант. Бывший инженером-технологом завода «Треугольник» Михаил Иванович Куммант разработал вторую важную часть – резиновую маску для защиты лица и глаз от отравляющих веществ. Именно «…маска инж. Кумманта последнего образца в соединении с респиратором проф. Зелинского является в настоящее время наиболее простым и лучшим из предложенных противогазов».

Первый успех

3 февраля 1916 г. в ставке верховного главнокомандующего под Могилевом по личному приказу императора Николая Второго былиустроены показательные испытания всех имевшихся образцов противохимической защиты – как русских, так и иностранных. Для этой цели к царскому поезду был прицеплен специальный вагон-лаборатория.

Противогаз Зелинского испытывал на себе его любимый помощник лаборант Сергей Степанов, который незадолго до этого потерял на фронте сына, отравленного немецкими газами. Испытания, на которых присутствовал Николай Второй, превзошли все ожидания. Степанов смог пробыть в смертельно ядовитой атмосфере хлора и фосгена свыше часа, в то время как несколько других испытуемых на протяжении 5 мин должны были покинуть испытательные помещения.

Царь лично поблагодарил Николая Дмитриевича, а его ученика за проявленное мужество и приказал наградить Степанова солдатским Георгиевским крестом. После этого государь по армии издал приказ: изъять все другие системы защиты и начать массовое производство противогаза Зелинского. Так с благословения императора это спасительное средство было внедрено в Русскую армию.

Никаких авторских прав

На протяжении 1916–1917 гг. в России было выпущено для армии свыше 11 млн противогазов Зелинского. Стоит вдуматься в эту цифру, особенно если учесть, что вся Русская армия в то время насчитывала 6,5 млн человек.

В начале лета 1916 г. Николаю Дмитриевичу самому пришлось приехать на Рижский фронт, где в это время усилились газовые атаки немцев. Вот что рассказывал об этом Петр Лермонтов, внучатый племянник великого поэта, бывший в то время прапорщиком и начальником химической команды 10-го Сибирского стрелкового полка: «Командир 3-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенант Трековский представил офицерам нашей дивизии профессора Н.Д. Зелинского, который давал указания офицерам, как пользоваться новым противогазом. Это большое собрание происходило на открытом воздухе недалеко от Риги, верстах в 15–20 от переднего края обороны. Помнится, как Николай Дмитриевич сказал: “С моим противогазом не бойтесь! Он спасет вас от любых газов”. Противогазом Зелинского моя часть была вооружена в 1916 г. в начале лета. И он спас тысячи людей от смертоносного газа».

Примечательно, что интеллигент Зелинский «в порыве патриотизма» отказался от всяких прав на изобретенный им противогаз. «Он был, в принципе, бессребреником, для него это было чуждо и абсурдно думать о каких-то привилегиях, тем более денежных привилегиях за свои открытия, – рассказывал его сын Андрей Николаевич.– И идя по стопам Пастера, который сам на себе испытывал вакцину от бешенства, мой отец тоже первым испытал на себе этот уголь. Сам, в лаборатории министерства финансов летом 1915 года. Это настоящий научный подвиг».

Умер Николай Дмитриевич Зелинский в 1953 г. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Популярное в

))}
Loading...
наверх